Cеминар сихана С. Сэки в Москве 2002 г.

Впечатления участников семинара

На любом семинаре присутствует какая-то исключительная "изюминка", которая прослеживается от начала и до конца семинара, но бывает и так, что понимаешь это лишь только в конце или спустя некоторое время после семинара.

Во время семинара Сэки-сэнсэя я думал, что же необычного есть в этот раз, как говорится — где "пробьет", где будет такое чтобы "ах!"? И начал это понимать только в конце семинара, а окончательно определился только после него, анализируя и обдумывая каждый день, каждую тренировку.

Как многие помнят сэнсэй начал этот семинар со слов: "Я не буду ничего говорить, давайте начнем сразу тренироваться", и мы начали, затем продолжили, и так было каждый день и каждую тренировку до самого конца самого последнего часа, даже на аттестации пришлось попотеть ассистируя. Это и оказалось тем самым "ах!" этого семинара — большая выполненная работа. Для себя я отметил, что это могла быть одна из задач сенсея в этот приезд — задать темп тренировок, ритм выполнения и поддерживать его до окончания семинара, как будто проверяя на прочность Российских айкидзинов, выдержат или нет? Выдержали! Сэки-сэнсэй обращался ко всем после аттестации на 1, 2 и 3 даны предлагая тренироваться в таком же темпе, с такой же силой, скоростью и плотностью тренировок.

Мне рассказывали те, кому посчастливилось бывать на тренировках в Хомбу, что уже через 10 минут после начала тренировки они начинали смотреть на часы с мыслью "когда же будет конец и можно будет отдохнуть", через 30 минут — мысль "зачем я сюда приехал?" сверлит неотступно. И, тем не менее, каждый раз они шли на новую тренировку с легкостью и радостью. Теперь я понимаю, что стоит за такими словами... После очередного 100-килограммового партнера хочется взять какого-нибудь "новичка" легче весом и не спеша выполнять предложенную технику, однако за спиной или впереди оказывался сэнсэй и деловито предлагал атаковать его. На удивление пропадала усталость, откуда ни возьмись, находились силы, чтобы атаковать так, как требовал учитель.

В проведении семинаров всегда есть сильные и слабые стороны, также как и люди есть сильные, а есть слабые, есть большие, и есть маленькие, тяжелые и легкие. Плюс данного семинара, как я считаю, это то, что тренировки проводились в разных залах. Это позволяло работать над разными задачами помимо предложенных сэнсэем. Например, в зале с борцовским ковром (он намного мягче татами) можно было смело летать на высокую страховку занимающимся всех уровней, не опасаясь, что в паре "новичок", который может пострадать от амплитудного и сильного броска. Неудобства на таком ковре заключаются в том, что ноги вязнут, и перемещения получаются вязкими. С непривычки устают свод стопы и мелкие мышцы голени. Вот тут и появляется плюс — следующая тренировка проходит уже в зале, где постелено татами, и можно перемещаться скользящим шагом, что позволяет более точно выверять постановку ноги, разворот стопы и многое другое.

Последнее время организаторы семинаров такого уровня стали выдвигать требования к участникам — уровень подготовки не ниже 3-го кю. Складывается впечатление, что здесь имеет место дискриминация менее опытных учеников. Чуть менее опытным есть чему учиться у более опытных партнеров. А вот у кого учиться этим самым более опытным? На одном из семинаров по кендо проводился эксперимент: большая делегация сэнсэев разделила участников на группы по уровню мастерства. Занимались в одном зале небольшими группами. Каждый сэнсэй предлагал технику для определенного уровня подготовки. Условно "новичковая" группа выполняла базовую технику, более опытные делали уже какую-то сложную технику, а самые опытные ученики трудились над тактикой и стратегией построения поединка. Это наглядно показало, что так можно выполнить большой и качественный объем работы в рамках одного семинара с группой людей разного уровня подготовки. Так и получается — cихан приезжает в лучшем случае один раз в год и необходимо получить такой задел, чтобы хватило работы на целый год. Посудите сами, кто в более выгодных условиях — новичок, который может держать за руку более опытного старшего ученика целый год, или старший ученик, который максимум два раза в год может позаниматься с людьми более опытными, а тем более с сэнсэем. Известно, что у каждого человека способность восприятия отличается от других, и каждый уровень занимающихся воспринимает информацию своего уровня. Поэтому ценно то, чтобы на семинарах у больших сэнсэев присутствовало как можно больше учеников первого дана и выше.

На семинары шиханов и мастеров высокого уровня, таких как Сэки-сэнсэй приезжают, как правило, руководители и ведущие ученики из регионов, что позволяет им повышать свое мастерство и передавать, делиться знаниями уже на местах. Это очень хорошо, так как рост общего уровня всех занимающихся Айкидо в России неизменно продолжается.

Виктор Садыков

руководитель "Челябинского Айкиклуба"

Дни, предшествовавшие семинару, были похожи на дни перед Рождеством (в США), когда я был маленьким: ожидание замедляло ход времени, и в ночь перед первым днем семинара я едва мог спать.

Для меня (и для других, наверное, тоже) участие в семинаре означает преодоление препятствий. Некоторые из этих препятствий заключаются уже в том, чтобы начать и продолжать занятия таким нелегким делом, как айкидо. Другие — в обязательствах, которые налагает на нас работа или семья. (Моя пятилетняя дочь, которая до семинара обожала айкидо, невзлюбили его, потомучто ей казалось, что я все время пропадаю либо на работе, либо на тренировке. Сейчас она преодолела это чувство и с нетерпением ждет, когда же она сможет сама начать заниматься.) Препятствием могут послужить мелкие или серьезные физические травмы или психологические барьеры. Ими могут стать финансовые проблемы Я полагаю, что то, как мы преодолеваем эти разнообразные препятствия, влияет на наше развитие (как в плане айкидо, так и вообще в жизни).

В первый же день семинара я на несколько минут опоздал на тренировку из-за ужасных пробок на дорогах (и это несмотря на то, что я ушел с работы на 15 минут раньше обычного и был уверен, что имею запас времени). После этого я договорился, чтобы в течение семинара уходить с работы на час раньше.

Это не первый семинар айкидо, в котором принимал участие,и второй семинар под руководством Сэки-сэнсэя, так что я знал, чего ожидать. И все-таки я не мог преодолеть волнения и нервничал.

Однако мое волнение немедленно рассеялось при виде Марины Карповой, Саши Грачева и многих других, с кем я обычно тренируюсь. Я сразу почуствовал себя комфортно (хотя я никогда раньше не был в зале, где проходил семинар). Тренировка уже началась, и Марина пригласила меня войти на татами. Еще одной причиной моего спокойствия и вдохновения стало то, что я увидел Сэки-сэнсэя. Я уверен, что он не знает меня и помнит предыдущих встреч. Однако увидев его, я почти инстинктивно поклонился (может быть, слишком низко или, наоборот, недостаточно низко? — не знаю), и он улыбнулся и ответил поклоном. И каждый день при встрече мы улыбались и обменивались легкими поклонами. И каждый раз я чувствовал, что этот простой жест был естественным и искренним, не механическим, но сознательным, и при этом без малейшего намека на снисходительность или превосходство. Для меня этот жест взаимного признания стал символом манеры общения Сэки-сэнсэя на татами и вне его, его манеры преподавания, приносящей радость и вдохновение. Мне кажется, что эта искренняя приветливость, скромность и человечность присуща и инструкторам Клуба "Коинобори" и большинству его членов, и это — один и моментов, привлекающих меня в этом додзе.

Хорошо известно, что техника Сэки-сэнсэя отличается точностью, силой и быстротой. Он показывает прием на большой скорости, потом медленнее, разбивая прием на отдельные элементы и останавливаясь в нужных местах, чтобы исчерпывающе объяснить даже наименее опытным участникам семинара, как нужно проводить ту или иную часть приема. Временами он дает пояснения по-японски, а Марина Карпова немедленно переводит их на русский язык. Однако чаще всего сэнсэй дает пояснения жестами, демонстрируя сперва ошибочное движение (напряженные плечи, расставленные локти, неправильная постановка ног), а затем правильное. Даже когда он не показывает покачиванием головы, выражением лица или другими жестами, что данный вариант неправилен, последовательная демонстрация неправильного и затем правильного движения создает такой контраст, что смысл пояснения сразу становится очевиден. Когда сэнсэй показывает правильный вариант техники, изящные и плавные движения, исполненная достоинства, спокойствия, и в то же время готовности к мгновенному движению стойка в ожидании атаки укэ, согласованность движений с движениями укэ — все это показывает плоды многолетнего усердного труда и глубину осознания и восприятия принципов айкидо. Сэнсэй занимается лично с каждым участником, и ему приходится работать с самыми разными людьми: с большими, сильными, эгоцентричными, рвущимися что-то доказать; с слабыми, неопытными, нервными; с опытными и искусными. И мне кажется, каждый из этих людей получает от сэнсэя именно то, что ему нужно для дальнейшего развития. Слабые и неопытные не получают от него того, что получает Марина Карпова и другие инструкторы, во всяком случае, не в той же форме. Они получают то, что поможет лично им сделать шаг вперед. Кроме того, каждый участник тренировки может наблюдать, как сэнсэй занимается с другими, и зачастую именно видя, как он поправляет другого, я понимаю, что нужно исправить мне самому.

На семинаре было очень много народу, и нужно было постоянно следить за всем, что происходит вокруг, чтобы избежать столкновений. Полагаю, было немало желающих, которые не смогли принять участие в семинаре из-за ограниченности пространства на татами. С другой стороны, я не могу представить, что еще можно было бы сделать, потому что зал для семинара был выбран большой и проводилось три (!) тренировки в день. (Где Сэки-сэнсэй берет силы? Очевидно, он использует свою энергию гораздо эффективнее, чем мы, раз он способен поддерживать такой напряженный ритм и в то же время сохранять такую точность движений, как будто не зная усталости).

Семинар закончился только сегодня, и мои впечатления еще не окончательно сформировались. Эта неделя была напряженной, и я уверен, что мне потребуется немало времени, чтобы осознать ее плоды. Я не могу выразить словами мою благодарность Сэки-сэнсэю, Марине Карповой и всем, кто предоставил мне возможность участвовать вместе с ними в этом семинаре.

Маршалл Даглас

Андрей Минаков
Об авторе