Интервью сихана АЙКИКАЙ Мамору СУГАНУМА

Пожалуйста, расскажите о Вашем первом опыте занятий айкидо.
— В апреле 1963 года мне было двадцать лет, я учился в Азиатском Университете в Токио, и впервые я начал заниматься айкидо в университетском клубе. Главным инструктором клуба был Тамура-сэнсэй (в настоящее время Тамура-сэнсэй — главный инструктор Федерации Айкидо Франции). Глядя на небольшой рост Тамура— сэнсэя, трудно было представить себе его исключительно мощную технику. Но из всех его черт самой привлекательной (и для меня в том числе) была его гуманность. Я думаю, многие и, конечно, я сам, начали (и продолжают начинать) заниматься айкидо благодаря этому замечательному человеку. Итак, в апреле я впервые вступил в клуб айкидо, а очередной экзамен проводился в июне. Тогда я впервые увидел О-Сэнсэя (Морихэя Уэсибу). Я был очарован окружавшей его атмосферой. Он был нисколько не похож на тот образ Мастера боевых искусств, который я для себя создал. Казалось, у него была некая внушенная свыше целеустремленность. Глядя на него, я подумал, что любой может добиться совершенства путем длительной практики айкидо.

Пожалуйста, расскажите о Вашем опыте как ути-дэси О-Сэнсэя.
— Официально я стал ути-дэси Основателя в 1967 году. Предыдущие пять лет я посещал Хомбу Додзё и одновременно тренировался в университетском клубе. В основном О-Сэнсэй учил нас (ути-дэси) выполняя на нас приемы. Я также сопровождал Основателя во время его поездок. А находясь в Токио, я встречал его перед утренней тренировкой и шел с ним на тренировку. Кроме этого, в додзё всегда находились мелкие заботы. Полагаю, можно сказать, что моя работа заключалась в присмотре за повседневными делами в додзё. Без дела я не сидел.

Что из уроков О-Сэнсэя вы считаете наиболее важным для себя?
— Мысль, что мы "живем здесь и сейчас" и должны делать все от нас зависящее в данный момент. Основатель как-то сказал мне: "Айкидо — это "плюс" в круге. Круг символизирует Вселенную, а "плюс" — это точка в пространстве без времени. Самое важное — быть здесь сейчас. Если вы тратите время на беспокойство о завтрашнем или вчерашнем дне, здесь и сейчас — пусто". Хотя планирование и размышление о совершённом тоже очень важны, нужно в первую очередь сосредоточиться на том, чтобы приложить все свои усилия в данный момент. Это похоже на философию дзэн. Основатель был уже пожилым человеком, когда я стал его учеником. Глядя на него, трудно было поверить, что он очень силен. Еще одно, что всегда поражало меня, — его щедрость. Когда мы пили чай вместе, он часто предлагал мне половинку своего окаси (японская сладость). В поездках мы обычно ели в ресторане. Перед уходом Основатель часто покупал небольшой подарок, который по возвращении отдавал жене. Он всегда был к ней очень добр. Она всегда была с ним, мы называли ее Оку-сама (почтенная жена, госпожа). Кроме того, Основатель был глубоко религиозен. Каждый раз, когда мы проходили мимо храма, он обязательно хлопал в ладоши и молча молился*. Основатель не казался мне тем загадочным, мистическим человеком, о котором пишут в некоторых книгах. Я бы охарактеризовал его как строгого учителя, но при этом очень доброго, благожелательного и щедрого человека, глубоко любящего все проявления жизни.

Каков был Ваш распорядок дня, когда Вы были ути-дэси?
— Я приходил в додзё в 5:30 утра. Сперва я убирался в конторе и в зале. Незадолго до 6:30 я встречал О-Сэнсэя в его комнате на втором этаже. Затем мы поднимались на третий этаж на тренировку. Тренировка длилась час (до 7:30). Потом был короткий перерыв и еще одна тренировка до 9:00. После занятия было утреннее собрание в 9:30. По окончании собрания я завтракал. В 10:30 было занятие токкэй (что-то вроде частной тренировки). После этого, если у меня были поручения, я выполнял их или, если О-Сэнсэй шел куда-то, я сопровождал его. Примерно в это время я обычно обедал. Потом снова были тренировки с 3:00 до 4:00, с 5:00 до 6:00 и последняя с 6:30 до 7:30. Когда у меня было свободное время, я занимался сёдо (японской каллиграфией). Однажды меня разыскал Осава-сэнсэй (старший инструктор Хомбу Додзё Кисабуро Осава, 9 Дан — прим.ред.) и спросил: "Ты уже убрался?" Я ответил: "Еще нет". Он сказал: "В первую очередь ты должен выполнить свою работу, после этого можешь заниматься учебой". Думаю, для меня это был очень ценный урок.

Не могли бы Вы рассказать о занятиях в Хомбу Додзё в то время.
— Все было так же, как здесь (в Сёхэй-дзюку, додзё Суганума-сэнсэя). Тренировка начиналась с нескольких упражнений для разминки (растяжки). Потом мы начинали с тэнкана или другой базовой техники. Примерно каждые восемь минут техника менялась, или мы меняли партнеров. Техника всегда состояла из базовых приемов. Более опытные люди работали с менее опытными. В додзё царила замечательная атмосфера. Тренировка была радостью. Обычно мы заканчивали тренировку приемом кокю-хо и, иногда, упражнением на растяжку.

Вы считаете, что сидоины, которые ежедневно ведут тренировки, находятся на пути к тому, чтобы самим стать инструкторами?
— Я полагаю, это должны решать они сами. Конечно, изучение айкидо и польза, которую оно приносит человеку, налагает на занимающегося обязательство передать то, чему он научился, следующему поколению начинающих. Если человек хорошо чувствует айкидо и хочет передать свои знания другим, то я хотел бы, чтобы такой человек помогал в проведении тренировок, а со временем, надеюсь, ему можно будет доверить и самостоятельное преподавание.

Что должен делать человек, чтобы самосовершенствоваться?
— Встать утром, пойти на тренировку, позавтракать и пойти на работу. Вечером снова пойти на тренировку.

Если мы в основном занимаемся физической тренировкой, как можно усовершенствовать свой дух?
— Философия айкидо заключена в каждом базовом приеме. Основатель говорил: "Айкидо есть мисоги". Таким образом, айкидо изгоняет злость из нашего сердца и помогает вновь обрести чистоту. Следуя путем айкидо, вы можете считать, что вам нужно побеждать своего противника и демонстрировать свою силу на тренировке. Но мне кажется, что если вы будете продолжать заниматься айкидо, вы обретете ту чистоту, которую ищете. Эйдзи Ёсикава (автор романа "Мусаси" (в рус. переводе — "Десять меченосцев" — прим. ред.) и многих других известных произведений) сказал однажды, что когда он идет на первую встречу с кем-нибудь, он массирует лицо, чтобы произвести "более мягкое впечатление". Мы, японцы, редко улыбаемся. Но когда мы улыбаемся, улыбаются и другие. То же самое справедливо и в отношении айкидо.

* Молитва синто сопровождается хлопками в ладоши, символизирующими очищение и единство со Всемирным сознанием.

Фрагменты интервью для интернет-сайта "Сёхэй Дзюку Айкидо"

Мамору Суганума, 8 Дан АЙКИКАЙ: Родился в 1942г. в префектуре Фукусима. Начал заниматься айкидо в 1963г. в клубе Азиатского Университета в Токио под руководством сэнсэя Н.Тамуры. Поступил в АЙКИКАЙ Хомбу Додзё в качестве ути-дэси в 1967г. С 1970г. является представителем АЙКИКАЙ в префектуре Фукуока, где создал и до сих пор возглавляет организацию "Сёхэй Дзюку Айкидо", объединяющую сегодня более 70 додзё, в которых занимается более 4000 айкидоистов как из Японии, так и из-за рубежа. Название организации дал К.Уэсиба. В нем использованы элементы имен II Досю и Основателя: Киссёмару и Морихэй.
Благодарим за фото официальный сайт "Сёхэй Дзюку Айкидо".
Андрей Минаков
Об авторе