Путевые заметки М.Л.Карповой из Японии: Токио

Путевые заметки М.Л.Карповой из Японии: Токио

Материал о поездке в Токио был подготовлен давно, но ещё не публиковался. Несмотря на это, надеемся, что его будет интересно и любопытно прочитать.

Во время своего пребывания в Токио мы приняли участие в церемонии Кагамибираки, на которой Досю, почетные гости, члены городской администрации высказали свое мнение об итогах развития айкидо. Досю выступил с традиционной демонстрацией техники. Были вручены соответствующие дипломы представителям тех, кому по рекомендации присвоены даны от 1 до 7. Досю лично вручил дипломы инструкторам, удостоившимся чести получить 8 дан. Вторая часть праздника Кагамибираки - это дружеское "пати", где всех угощали "булочками" моти, приготовленными сотрудниками Хомбу.

Традиционно, во время наших поездок в Токио, мы тренируемся под руководством Сэки сихана не только в Хомбу, но и в тех клубах, которые он курирует. В этот раз мы тренировались с нашими давними друзьями из клуба айкидо «Никкэй» — одной из крупнейших медиакорпораций Японии. «Никкэй» специализируется на публикации финансовых, деловых и промышленных новостей.  Клуб айкидо «Никкэй» был основан в 1975 году и с момента его основания С.Сэки сихан проводит для его членов еженедельные тренировки. К большому сожалению, несколько лет назад здание, в котором располагалось додзё клуба (в районе Оотэмати, недалеко от Императорского дворца) получило очень сильные повреждения во время землетрясения и его демонтировали. В тот печальный год, когда додзё закрыли, члены клуба подарили "Койнобори" авторскую каллиграфию, написанную вторым Досю Киссемару Уэсиба, которая все прошлые годы украшала додзё NIKKEI. Клуб NIKKEI арендует теперь большой, светлый зал в новом спортивном центре. Зал оборудован самораскладывающимся татами, что всегда вызывает бурю эмоций у гостей клуба.

В Хомбу у нас состоялась встреча с Досю, по завершении которой он вручил мне диплом сихана. Затем, мы тепло пообщались с Додзё Те Митсутэру Уэсиба, руководителем международного отдела г-ом Масаки Тани и сотрудницей Рурико Йокои.

В свободное от официальных встреч и тренировок время, мы решили вновь убежать из толчеи и гвалта центрального Токио, отправившись гулять в район Янака. Этот район примечателен тем, что там расположено старинное кладбище, где похоронены многие исторические личности страны Восходящего солнца и, что особенно ценно для меня и любого православного человека, могила святого равноапостольного Николая Японского (13.08.1836-16.02.1912).

История его жизни и трудов в Японии мало кого может оставить равнодушным. Меня потрясли его дневники, где он описывает менталитет японцев и те трудности, с которыми ему пришлось столкнуться. Удивительно, какое огромное влияние он оказал на японцев и сколь велико было их уважение к нему. После кончины архиепископа Николая японский император Мэйдзи лично дал разрешение на захоронение его останков в пределах города, на кладбище Янака. Гроб с телом архиепископа Николая несли 4 км на руках из района Канда-Суругадай, где расположен заложенный им православный храм Николай-до (собор Воскресения Христова) до кладбища в Янака. В одном из музеев я, помню, видела фото со дня похорон, когда людей было так много, что они заполнили практически весь 4 километровый путь от храма до места погребения. Недавно я узнала, что среди учеников Токийской духовной семинарии в 1907 году появился русский мальчик Василий Ощепков, оставшийся без родителей и волею обстоятельств попавший в Японию. Разглядев в подростке-семинаристе Василии Ощепкове особенные способности, святитель Николай направил его в элитную школу восточных единоборств «Кодокан». Василий Ощепков стал родоначальником советского дзюдо и одним из родоначальников самбо. Вот такая история!

Район Янака чуть ли не единственный район Токио, который не пострадал от американских бомбардировок во время второй мировой войны. Поэтому, здесь сохранились исторические храмы и здания, передающие неповторимую атмосферу старого Токио. Так, среди тех, кто изучает боевые искусства, популярен храм Кэннон-дзи (1648 г), тесно связанный с историей 47 ронинов.

Когда мы искали этот храм, оказалось, что полицейский ничего не знает о связи его и этой историей. Для японцев знаковым является другое место - Храм Сенгаку-дзи в Минато-ку - это место, где похоронены сорок семь ронинов, и он наиболее тесно связан с инцидентом в Аку. Тем не менее, Каннон-дзи в Янака - это храм, в котором, собственно, принималось решение и планировалось знаменитое убийство из мести. Двое из ронинов (Тикамацу Канроку Юкишиге и Окуда Садаемон Юкитака) были братьями Бунри, который учился в этом храме (в то время он назывался Чофуку-дзи). Говорят, что Бунри, который впоследствии стал главным священником храма, сделал все, что мог, для ронинов и способствовал проведению собраний в храме.

В пешей доступности от Янака расположены районы Уэно и Сэндаги, где также можно посмотреть старые храмы и парки.

Меня спрашивали ребята из Москвы, трудно ли в Японии без знания английского.

- Когда я жила в Японии в 1995 году без знания японского языка было очень трудно. Названия ж/д станций дублировались латинскими буквами только в Токио и не на всех ветках. Аналогично в метро. Указатели на автотрассах и улицах были написаны только "китайскими" иероглифами. Спрашивать на английском продавцов в магазинах, служащих на ж/д и метро станциях, полицейских и простых граждан было бесполезно. Мои друзья японцы, которые владели английским по долгу службы, говорили со мной только на японском, так как стеснялись плохого произношения! Я жила очень далеко от Хомбу, практически в городе Йокогама. Поэтому, дорога занимала много времени на поезде. Неоднократно ко мне обращались японцы и японки студенческого возраста с просьбой поговорить с ними на английском для практики. Иностранцев в Японии в то время было сравнительно мало, поэтому было заметно, что тебя "рассматривают". Особенно искренне это получалось у маленьких детей и бабушек. Детишки из детских садиков в панамках одинакового цвета, проходя мимо меня и любого иностранца радостно кричали "хэлоу". Сейчас все изменилось. В транспорте остановки не только объявляют на английском, китайском и корейском языках, но и дублируют бегущей строкой на табло. Названия станций дублируются латинским буквами. В магазинах есть сотрудники (иногда с особым бэйджиком), говорящие на английском. Полицейский, к которому мы обратились с вопросом о храме, где 47 ронинов принимали историческое решение, пытался ответить на английском. Машинисты в поездах часто делают объявления, основное содержание которых теперь также стараются  сказать на английском. Заметно, что Япония и, в частности, Токио готовятся к Олимпиаде. Видимо, в связи с этим событием, гражданам дан приказ учить английский язык. Кроме того, в Токио появились автоматы для обмена денег в туристических кварталах. Пользоваться ими нам не пришлось, однако, бросаются в глаза многочисленные указатели "обмен денег". Раньше нужно было идти в банк или в малочисленные обменные пункты, о которых можно было узнать из блогов путешественников или от друзей, кто был там до тебя.

Так что в мегаполисах проблем с английским языком нет. Возможно, в небольших ресторанчиках на тихих улочках или в барах идзакая вам не удастся найти меню на английском. Однако, в более продвинутых «едальнях» будет меню с картинками или машина-автомат предоплаты с картинками блюд. В маленьких городах, поселках и частных ресторанчиках придется читать надписи только на Японском...

 

Другие публикации по теме:

   Путевые заметки М.Л.Карповой из Японии: Киото и японские лапшичные
   Путевые заметки М.Л.Карповой из Японии: Химэдзи и Нара
   Встреча с Номура сиханом
   Путевые заметки М.Л.Карповой из Японии